Фантазии на тему детских вещей. Развитие фантазии и воображения у ребенка. Тренинг. Чтение сказок поможет развить у малыша воображение

Фантазии на тему детских вещей. Развитие фантазии и воображения у ребенка. Тренинг. Чтение сказок поможет развить у малыша воображение

Скачать:

Предварительный просмотр:

ФАНТАЗИЯ И ЛОЖЬ У ДЕТЕЙ 3-4 ЛЕТ

Ложь тесно связана с фантазией. А фантазия – это основа для создания захватывающих сказок и приключенческих историй, для успешной учебы и рождения творческих шедевров, для совершения великих открытий и появления полезных изобретений.

Так что фантазия
– это прекрасно, и нужно обязательно уделять внимание ее развитию, только необходимо отличать ее от лжи.
Условно развитие фантазии
можно поделить на два этапа.
С 1 года до 3 лет
идет только подготовка к активному развитию фантазии. В это время важно тренировать воображение малыша параллельно с изучением свойств различных предметов. Можно читать ребенку сказки, стихи, рассказы. Играйте с ребенком и больше используйте замещающие предметы, например, расставьте стульчики, сядьте и скажите малышу, что это поезд, а кубик пусть будет чашкой с чаем.Также играйте, используя замещающие образы, например, имитируйте мяуканье кошки, гавканье собачки.
С 2,5-3 лет
ребенок становится настоящим фантазером. Теперь ему можно предложить множество игрушек и игр. Дети этого возраста играют в сюжетно-ролевые игры. Классика для девочек – это дочки-матери, для мальчиков – «войнушка». Дети могут играть в «маму и папу», воображать себя героями сказок и фильмов, представителями разных профессий: врачами, учителями, полицейскими. Во время этих игр психически здоровый ребенок отличает реальность от выдумки. Но иногда в этом возрасте в детских фантазиях могут появиться страхи: ребенок придумывает монстров, которые появляются в темноте, поэтому он боится засыпать один. Появление таких страхов нормально, ведь они связаны с важнейшим инстинктом человека – самосохранением. Помочь бороться со страхами малышу можно разными способами. Например, нарисовать воображаемых монстров и превратить их в добрых героев. Еще одна настораживающая фантазия – подражание героям современных детских мультиков. Например, кроха воображает, что он «добрый» человек-паук, который, между прочим, ведет себя агрессивно и уничтожает злодеев. Решение проблемы – смотреть правильные, добрые мультики, читать сказки, где четко разделяются понятия добра и зла, учить малыша копировать добрых героев.

Лгать ребенок может научиться после 3,5-4 лет.

Ложь отличить от фантазии просто. Фантазия не причиняет вреда и не имеет целью получение какой-либо выгоды. Если ваш ребенок рассказывает захватывающую историю о своих похождениях в стране лилипутов или удивляет описанием нового друга – тролля, живущего во дворе под деревом, не спешите ловить юного Мюнхгаузена на вранье! Любая фантазия малыша, если она не преследует корыстных целей, – не ложь, а проявление эмоций. Более того, анализируя «невероятные приключения» своего ребенка, вы можете узнать, чего ему не хватает в реальности. Ведь невинные выдумки – это закодированная просьба, прозрачный намек, сделанный, чтобы родители могли превратить мечту в реальность. Идеальная реакция на такую фантазию – понимание и участие, а не порицание и осуждение. Услышав от малыша: «Сегодня я купался в море», просто скажите: «Я знаю, что ты очень хочешь на юг, и мы обязательно туда съездим». Стоит ли говорить, что вам надо будет выполнить данное обещание? Как предотвратить проблему: — При всякой возможности старайтесь показать ребенку разницу между миром фантазий и реальным миром: «Конечно, играть в Бэтмана интересно, но он ненастоящий, он всего лишь герой комиксов, по которым сняли фильм». — Постарайтесь избегать ситуаций, когда ребенок будет вынужден оправдываться. Не спрашивайте: «Почему ты так сделал?», лучше спросите: «Когда вы поссорились, что произошло?» — У ребенка должно развиваться чувство собственного достоинства. Это возможно только тогда, когда он будет твердо знать, что его любят и принимают таким, какой он есть. Зачастую первую ложь ребенка родители провоцируют сами. Вспомните: увидев разбитую чашку, вы грозно спрашиваете: «Это ты ее разбил?» Тем самым вы ставите ребенка в ситуацию, когда ему надо лгать и изворачиваться! Лучше сказать: «Я нашла разбитую чашку. Ничего страшного – мы уберем осколки, но впредь будь аккуратней и сразу расскажи мне, если что-нибудь разобьется». Тогда доверие и благодарность ребенка станут тем зерном, из которого потом вырастут честность и порядочность взрослого человека. Несомненно, родители должны показывать свое отношение ко лжи ребенка, попытаться искоренить в нем эту привычку как таковую. Но первым шагом взрослых будет попытка понять мотив, которым руководствуется лгущий ребенок.

Лгать ребенок может начать по одной из следующих причин
:

Самооборона (ложь из-за боязни наказания);

Копирование поведения родителей (мама говорит по телефону подруге, что она болеет, хотя на самом деле здорова);

Попытка получить недозволенное (мне папа разрешил взять конфету);

Желание показаться лучше (я очень хорошо катаюсь на лыжах);

Самооправдание (он первый меня ударил).

В каждом случае свои способы бороться с детской ложью. Подумайте, не слишком ли вы строги в мерах запретов и наказаний, не вынуждаете ли ребенка лгать сами, показываете ли вы малышу, что любите его таким, какой он есть? Ложь – это всего лишь индикатор какой-то проблемы. И если вы ее разрешите, то ваш ребенок никогда не превратится в патологического лгунишку.

Если ребенок соврал:

Не драматизируйте ситуацию и не бейте «пушкой по воробьям». Сохраняйте спокойствие.

Дайте понять, что вы знаете, что ребенок говорит неправду, и осуждаете его поступок. Именно поступок, а не его самого!

Обсудите с ребенком, как можно было бы поступить по-другому, не прибегая ко лжи.

Дайте ребенку понять, что, даже если он в чем-то провинился, лучше рассказать правду, даже если его будут ругать. Потому что если он соврет и это раскроется, то ругать будут в два раза сильнее: за проступок и за вранье.

Подумайте, зачем понадобилось лгать, какая за этим кроется причина: попытка избежать строгого наказания, добраться до недозволенного, показать себя лучше, чем он есть?

Если причина ясна, решите, как вы сможете помочь ребенку в достижении этой цели, но «мирным» путем. Помните, что большинство детей проходят через период лжи, не становясь патологическими лгунами. Все дети любят фантазировать. Иногда, фантазировать любят и взрослые, но это уже называется ложью. И если фантазия вызывает улыбку, то ложь становится причиной обид, размолвок и крупных ссор. Где, в таком случае, заканчивается фантазия и начинается ложь? Сразу определим, что ложь очень многолика. Самая распространенная ее разновидность – ложь как вредная привычка. Чаще всего такой тип лжи формируется у ребенка под влиянием различных факторов. Например, обман ребенка вызвал у взрослых смех и улыбку, т.е. послужил сигналом одобрения. После нескольких подобных подкреплений безобидная фантазия может превратиться во вредную привычку. Вторая разновидности лжи связана с характерологическими особенностями ребенка. Недостаток внимания, неуверенность в себе и своих силах, пассивность, чувство одиночества и незащищенности ребенок прячет под маской обмана. Обычно эта ложь побуждается фантазией и направлена на поддержку внутренней гармонии малыша. Подключив фантазию, одинокий ребенок становится душой компанией; напуганный – самым смелым; нерешительный – отважным. Не менее распространенной является ложь, связанная со страхом ребенка сказать правду по какой-либо причине. Подобная психологическая защита подкрепляется его желанием избежать неприятную для себя ситуацию. Другого способа избавиться от страха он не знает, поэтому ложь, как волшебная палочка-выручалочка, оказывается тут как тут. Есть еще один вид лжи – ложь как средство достижения выгоды (в том числе экономии времени). Получение какого-либо блага, интереса для себя переплетается с желанием человека избавить себя и окружающих от необходимости длительных, пусть и правдивых, объяснений. Это наиболее распространенный вид лжи у взрослых, который крайне редко встречается у детей, поскольку мало связан с фантазией и воображением. Следует помнить, что детская ложь сама по себе не появляется – так же как и всему остальному, ребенок учится ей при взаимодействии с окружающим миром. Говорить о том, что ложь это плохо, нужно именно в тот момент, когда Вы столкнулись с ней впервые.

Есть некоторые правила поведения взрослых, которые снизят риск появления обмана у ребенка:

1. В семье существуют единые требования к ребенку, которые разделяются всеми. Нарушая это правило, Вы воспитываете опытного манипулятора, прекрасно различающего, ЧТО нужно сказать папе, если мама запретила что-то.

2. Сдерживайте свои обещания или не обещайте то, что не сможете выполнить. Это правило распространяется как на поощрение ребенка, так и на его наказание за проступки.

3. Будьте искренни. Первоначально ребенок копирует манеру общения, поведение, стиль взрослого, ориентируясь на эмоциональную составляющую. Смысл поступков малышу не ясен, зато он отчетливо воспринимает Ваше настроение.

4. Проясните систему запретов, дополнив ее разрешенными действиями. В семье, где ребенок постоянно ограничен в своих действиях и желаниях, возникает потребность выйти из-под контроля, хотя бы и солгав.

5. Не умиляйтесь проявлениям лукавства у ребенка, не подыгрывайте его хитростям. Пожалуй, это правило в отдельных комментариях не нуждается.

Если же факт лжи уже стал проявлять себя, то желательно использовать следующие правила:

1. Каждый раз старайтесь разобраться, почему ребенок солгал. При этом важно помнить, что в дошкольном и младшем школьном возрасте ребенок редко ставит цель солгать. В большинстве случаев он руководствуется желанием избежать неприятной ситуации. Поэтому важно не просто установить факт лжи, а понять причину, по которой ребенок сказал неправду.

2. Если ребенок сам сознался в обмане, его нельзя наказывать. В противном случае Вы можете больше никогда не услышать от ребенка правды. Не стоит использовать такие фразы, как: «Ты что, хочешь вырасти лгуном?» или «Ты еще такой маленький, а уже врешь!». Лучшего эффекта, Вы добьетесь, сказав: «Почему же ты сказал неправду, ведь ты такой честный у меня!?».

3. Ребенок обязательно должен самостоятельно устранить результаты лжи: пусть вернет то, что взял без спроса; извиниться за свой обман, и т.п. Главное в этом правиле, чтобы ребенок не получил удовольствие, последовавшее как результат собственного обмана.

Что касается мира фантазии, то для гармоничного развития ребенку можно и нужно фантазировать! Желательно, чтобы мир фантазий ребенка не был закрытой областью для взрослого – ведь общие фантазии родителя и малыша позволяют им быть особенно близкими. Сочиняйте сказки, придумывайте волшебные истории, фантазируйте на здоровье! Помните, что главное отличие фантазии и лжи в том, что ложь причиняет боль, а фантазия позволяет сделать мир лучше. Или найти свой профессиональный путь, став настоящим писателем.

Для некоторых родителей развитие фантазии
у ребенка подразумевает развитие его способности к сочинению историй, рисованию замысловатых сказочных персонажей, изготовлению поделок, напоминающих фантастических животных и тому подобное. Одним словом, каждый родитель хочет вырастить гения. И если быть до конца откровенным, то надо признать, что такой шанс есть практически у каждого родителя.

Дело в том, что способность фантазировать заложена в каждом ребенке изначально самой природой

. Многих родителей иногда даже пугает чрезмерно бурная фантазия их детей, и они обращаются за советом к психологу, если эту страсть не удается обуздать. Собственно говоря, в этом чаще всего и заключается проблема взрослых. Мы не умеем
и не хотим
понять
наших детей, не хотим вникнуть в суть их внутреннего мира, увидеть ту сказочную планету с бурной и яркой растительностью и сказочными животными, которую малыш создал в своем воображении. Когда ребенок начинает нам что-то рассказывать о своем сказочном мире, мы обрываем его рассказ фразами «не говори глупостей!» или «хватит фантазировать!»

. А может быть, надо было сначала выслушать его, и попробовать вместе с малышом обустроить его маленькую волшебную страну?

Если кто-то сомневается в справедливости всего вышесказанного, советую вам почитать волшебную поэтическую историю французского писателя, поэта и летчика Антуана де Сент-Экзюпери «Маленький принц»
. Маленький принц каждое утро приводил в порядок свою планету, маленькую, но свою. У каждого ребенка есть подобная планета с самого его рождения, и главная задача взрослых заключается в том, чтобы не разрушить ее, а помочь своему ребенку привести ее в порядок. Только с помощью родителей на ней удастся вырастить богатый урожай полезных растений и избавится от баобабов
. В этой сказке Лис
говорит Маленькому принцу
: «Люди забыли эту истину. Но ты не должен ее забывать. Мы всегда будем в ответе за тех, кого приручили. И ты отвечаешь за свою розу…»

. И мы, взрослые, не должны забывать, что мы в ответе за своих детей.

Случается такое, что с возрастом у ребенка пропадает фантазия. Но это чисто внешнее, обманчивое впечатление. На самом деле, ребенок под давлением взрослых и «нормальных» сверстников
начинает потихоньку прятать от посторонних свои фантазии, замыкаться в себе. Чаще всего замкнутость является результатом насмешек и непонимания со стороны окружающих его людей. Если у вашего ребенка возникают первые признаки замкнутости, значит необходимо срочно принимать меры.

Первым делом необходимо выяснить, насколько глубоко проникли колкости посторонних в его внутренний мир. Помните, у Высоцкого
: «Я не люблю, когда мне лезут в душу, тем более, когда в нее плюют!»

. Так вот, если произошло самое страшное, а для любого человека именно это и есть самое страшное, когда наплевали в душу, необходимо вызвать ребенка на диалог и очень внимательно выслушать. Восстановить его заповедную планету, может быть, уже не получится, но надо попробовать создать новый мир.

Родителям следует помнить, что в период роста головного мозга и развития речевого аппарата с рождения и до трех лет ребенок особенно нуждается в общении с родителями. Именно в этот период жизни необходимо читать ему сказки, рассказывать истории, активно обсуждать и давать возможность ему самому придумывать продолжение историй, домысливать детали

.

Хороших результатов развития фантазии позволяют добиться ролевые игры
с малышом, творческие работы с рисунками, поделками, конструированием
. Главное условие это позволить ребенку делать все самостоятельно
, без нажима и поучений. Когда у него что-то не получится, надо просто подсказать или подтолкнуть его к решению задачи. Нужно позволить ему перебрать несколько вариантов, прежде чем он найдет правильное решение.

В процессе развития фантазии у ребенка чаще всего возникает проблема не собственно в активации этой творческой деятельности, а в том, чтобы ребенок не создавал в своем воображении монстров
, чтобы его фантазии не превратились в кошмары
. У многих детей с бурной фантазией это является главной проблемой. В семье с гармоничным климатом и доверительными отношениями этот процесс можно стабилизировать на самой ранней стадии, переключив фантазии ребенка в другое русло. В частности, если замечено, что ребенок уделяет особое внимание мрачным сказочным персонажам, рисует в темных тонах свои картинки и рассказывает о ночных кошмарах, то это плохой знак. Если он при этом боится темноты и не может спать один, то это уже катастрофа
.

Необходимо внушить ребенку, что силы добра намного сильнее
сил зла. И сколько бы зло не пыталось победить, все эти попытки тщетны. Яркими примерами сил добра могут служить русские богатыри, волшебники и герои со сверхчеловеческими способностями. Можно поставить у его кроватки армию магов, волшебников, солдат или богатырей. Если есть домашнее животное, то надо приучить его спать у кровати ребенка, а ребенку внушить, что любимый питомец защитит своего маленького хозяина, что бы ни случилось.

Фантазия
— это источник творческой духовности человека. Если бы не было фантазии, не было бы ни музыки, ни живописи, ни литературы.

Воображение
— это высшая психическая функция, обеспечивающая сознательную творческую деятельность человека.

В чем польза детской фантазии?

Дети любят фантазировать, ведь для них это игра и развлечение. Однако фантазия выполняет разные функции, которые на первый взгляд не так очевидны. Обсуждая с ребенком его фантазии, вы сможете понять, что чувствует ребенок, помочь преодолеть трудности и научиться вести себя в реальном мире.

Все гениальные и талантливые люди, оставившие человечеству неординарные достижения, отличались именно высокой активностью воображения. Итак, развитое воображение обеспечивает мощный творческий потенциал в будущем.

Когда развивать детское воображение

Ребенок рождается с потенциальной возможностью фантазировать и придумывать. Но развитие и усовершенствование способностей воображения происходит при решении реальных творческих задач. Наиболее интенсивно воображение развивается в довольно раннем возрасте, приблизительно в период от четырех до десяти лет. Если специально не работать над формированием воображения, то в дальнейшем эта функция переходит в пассивную форму. Именно поэтому обычному взрослому гораздо труднее сочинить сказку или придумать новый сюжет для игры. Для ребенка же, обычно, не составит труда выполнить такое задание.

Как помочь ребенку развить богатое воображение и творческие способности

Большая часть игровой активности ребенка происходит при интенсивной работе воображения. Воображение лежит в основе формирования личности, творчества, успешности учебы детей.

Предлагаем несколько игр, которые способствуют развитию детского воображения.

Игра «Два волшебника»

Эта игра помогает развить способность к нравственным оценкам у детей. Игра подходит детям от четырех лет.

Одному ребенку предлагается стать «добрым волшебником», а другому «злым». Как вариант, один ребенок может выполнять каждую роль последовательно. Вначале им предлагается изобразить мимику доброго и злого волшебников. Затем перечислить, какие добрые и злые волшебства делает тот и другой. Затем придумать, каким образом добрый волшебник расколдует плохие дела злого.

Дети могут вместе или по отдельности нарисовать доброго и злого волшебников. У одного доброе лицо, а у другого злое, а потом раскрасить волшебников так, чтобы сразу было понятно, кто добрый, а кто злой. Нарисовать волшебные предметы — волшебную палочку, волшебный эликсир, волшебную шапку, книгу волшебства, волшебное животное-помощника и т.п. Главное, чтобы по рисунку было сразу видно, который волшебник добрый, а который — злой.

Игра «изобретатель»

Эта игра активизирует и воображение, и мышление. Ребенку предлагается придумать изобретение. На работу дается 15 минут. За это время ребенок должен сформулировать свое изобретение по представленным ниже задачам.

Придумайте несуществующий прибор, необходимый в домашнем хозяйстве;

Придумайте несуществующее животное и назовите его несуществующим именем;

Предложите, что нужно сделать, чтобы все люди были счастливы.

Следующий этап игры — изобразительный. Возможны несколько вариантов:

Первый вариант
. Нарисовать все, что было придумано ребенком раньше.

Второй вариант
. Изобразить, что придумано ранее с помощью комплекта кружков, прямоугольников, треугольников и полосок разного цвета, приготовленных заранее.

Третий вариант
. Изобразить, что придумано ранее с помощью комплекта игрушек (игровых предметов, игрушечных животных, кукол и т.д.).

Игра «Рисунок в несколько рук»

Это групповая игра, связывающая воображение и эмоции. Игра не имеет возрастных ограничений. Всем участникам предлагается представить себе какой-либо образ. Затем на листе бумаги первый ребенок изображает отдельный элемент задуманного образа. Второй игрок, отталкиваясь обязательно от изображенного элемента, продолжает работу предшественника для трансформации в свой замысел. Точно также поступает третий и т.д. Конечный результат, как правило, представляет нечто абстрактное, поскольку ни одна из форм не завершена, а все плавно перетекают друг в друга. Но, как правило, конечный продукт мало интересует детей. Удовольствие составляют процесс изображения и борьба, возникающая при попытке завладеть чужими формами, навязать свои, а также неожиданности и открытия нового содержания и образа, возникающие на каждом этапе работы.

Можно включить элемент соревнования — когда дети разделяются на команды и каждая рисует свой рисунок. По итогу определяется команда-победитель.

Помогайте детям развивать воображение и, быть может, ваш ребенок войдет в историю человечества как изобретатель чего-то полезного или создатель произведения искусства.

игры для воображения по материалам сайта: ped-kopilka.ru

Последние международные данные свидетельствуют, что число детей, имеющих заболевания аутистического спектра, превышает число детей с синдромом Дауна, онкологией, глухотой и слепотой в совокупности ,,. Известно, что в России диагноз «аутизм» ставится заметно позже, чем в странах Европы и США. Вследствие поздней диагностики многие дети своевременно не получают специализированную помощь, что негативно сказывается на развитии, обучении и социализации. Большинство родителей и педагогов не имеют достаточной информации о том, как разграничить свойственные нормальному развитию проявления детского поведения от его патологических форм или душевного заболевания .

Цель статьи — выделить важнейшие признаки феномена патологического фантазирования для совершенствования психологической коррекции отношений с ребёнком и создания оптимальных условий его развития. Материал был подготовлен по результатам исследования 84 семей с детьми 3-9 лет, обратившихся в Институт интегративной семейной терапии и в Детскую психиатрическую больницу №6 г. Москвы с 2002 по 2012 год за консультативной, диагностической и лечебной помощью по-поводу «особых» фантазий и игр у детей. Из всех семей — 9 детей (семей) — были направлены педагогами и воспитателями детских образовательных учреждений г. Москвы, с которыми сотрудничает Институт интегративной семейной терапии. Все дети из группы наблюдения были осмотрены психиатром, семьи участвовали в занятиях с семейным психологом, а также посещали детские и детско-родительские коррекционно-развивающие группы, как еженедельно в амбулаторном режиме в осенне-зимне-весенний период, так и ежедневно в летний период в рамках работы семейного реабилитационного психологического лагеря «Изумрудный город».

Часть 1.Истории из жизни

Воспитатель детского сада: «Миша Н., 5.5 лет. Хороший мальчик, но — не отзывается на своё имя! Я говорю: «Миша, давай нарисуем картинку
«, а он отвечает: «Я не Миша, а Геракл!
» Все время так: если кто-то к нему обращается по имени — я, другой воспитатель или ребята — он злится и кричит: «Я же говорил Вам! Я — не Миша, а — Геракл
!». Ещё меня беспокоит, что ему трудно сосредоточиться на заданиях. Он все время думает о чем-то своём и как будто перестаёт меня слышать. С ребятами не любит бегать, играет сам по себе в уголке, что-то бормочет себе под нос и всегда носит с собой одну и ту же игрушку — фигурку рыцаря. Никогда сам не берет игрушки, которые есть у нас в группе, играет только со своей и ни в коем случае не даёт её другим ребятам.

Педагог, который проводит занятия по подготовке к школе: «Костя С.. Очень умный — читает большие книги уже в 6 лет, недавно сам прочитал Карлсона, представляете? Но, когда что-то прочитает, потом играет только в этого героя. Последний месяц как придёт, так бегает по кругу в комнате, никак не усадишь его заниматься или играть. Бегает и «жужжит». Я его прошу перестать, а Костя говорит, что это — не он, а Карлсон «жужжит», мотор так работает! Мы чего только не пробовали — просили, уговаривали, ругали — ничего не помогает! Даже маму попросили подключиться, потому что очень сложно работать: другие дети тоже отвлекаются! А мама говорит, что дома также: если звать Костю обедать — не идёт, а если Карлсона позвать — то сразу бежит. Подскажите, играть дальше в эту игру вместе с ним? Ждать, пока ему надоест?
«

Психолог — ведущая детско-родительской психологической группы: «К нам на занятия ходит девочка 5 лет с мамой. Девочка очень тихая, стеснительная — все время сидит у мамы на коленках, держит её за руку. И почему-то очень не любит своё имя. На первом же занятии она (при помощи мамы, прошептав ей на ушко) попросила её звать не Таней, а Ойкой, а маму — не Светланой, а Машей (из сказки про Машу и Ойку). Она делает разные задания, как и все другие дети: головоломки складывает замечательно, рисует хорошо, но почти всегда молчит или шепчет что-то маме на ухо. Если мы все вместе играем — никогда не отвечает вслух, даже если знает ответ: она шепчет на ушко, чтобы мама за неё сказала. Мы не слышали её голоса до того случая, как мама случайно назвала её по имени (не Ойкой, а Таней). Тут она так рассердилась! На маму громко закричала. Мама потом сказала, что дома она совсем не тихая, и разговаривает с близкими нормальным громким голосом… Не представляю, как она сможет пойти через год в школу!
«.

Учитель начальной школы: «Никита Т., 7.5 лет. Мальчик хорошо читает, пишет, с математикой все в порядке, т.е. успевает по всем предметам. Но вот есть что-то, что меня удивляет и даже настораживает. Он очень не любит некоторые слова — просто не переносит их! Например, почему-то ему не нравится слово «тигр» — он хочет, чтобы все говорили «лев», или ещё чтобы говорили «крыса», а не «мышь», и слово «снеговик» не любит. Если кто-то при нем эти слова произносит — он ужасно сердится, кричит, в драку готов лезть. Я спрашиваю его: «Почему они тебе не нравятся?» Не отвечает. При этом он этих снеговиков все время рисует. А потом замазывает целиком, чтобы видно не было, и всегда черным фломастером. С ребятами у него не очень хорошие отношения. Он почти с ними не играет и часто приходит ко мне жаловаться: «А почему Петя на меня смотрит? Скажите ему, чтобы он перестал на меня смотреть!» А я вижу, что Петя ничего плохого ему не делает, не обижает. Я не понимаю, как Никите объяснить, что ему никто не хочет плохого — ни Петя, ни Степа, ни другие ребята!
«.

Мама мальчика 6 лет: «Сережа очень рано начал разговаривать и сразу длинными фразами, не как малыш. У него очень богатая фантазия. Он все время что-то придумывает. Больше всего он любит рассказывать о планете Кошек: как там все устроено, и что там есть. Он говорит об этом часами. Я, если честно, через какое-то время перестаю понимать, о чем идёт речь, могу только слушать и кивать. И он хочет, чтобы все с ним в эту планету играли — и я, и муж, и ребята. Он всегда в игре — он — Мартюшонок, это как будто бы котёнок, который живёт на той планете. Мы с мужем иногда чуть-чуть играем, а потом говорим: «Ну, может быть, теперь в прятки поиграем? Или в домино?» А он не хочет, настаивает, чтобы мы играли только в эту планету… Ещё Сережа любит слушать аудиокниги. Включает у себя в комнате, садится на качели спорткомплекса и слушает часами. У него замечательная память! Он может с любого места любую сказку рассказать, как будто учил, любит обороты оттуда в своей речи использовать. Это нашей бабушке особенно нравится, потому что он тогда как маленький учёный выглядит
«.

Часть 2. Нормальные и патологические фантазии (игры)

Все описанные выше случаи насторожат клинического психолога и детского психиатра. В каждой истории — разные проявления одного и того же феномена, который на медицинском языке называется «патологическим фантазированием», и, с некоторой долей вероятности, речь может идти о заболевании аутистического спектра или других расстройствах психической сферы. Одним из этапов нормального развития ребёнка дошкольного возраста является период сюжетно-ролевых игр, когда дети во время игры представляют себя рыцарем, драконом, Бэтманом, грузовиком или инопланетянином. Родители, воспитатели и педагоги знают, что дети могут иметь одного или нескольких любимых героев (часто это персонажи мультфильмов и книг) и с удовольствием играют в них: стараются копировать внешность, наряды, движения, речь этого персонажа. Описанный этап, в рамках которого в игре у ребёнка есть возможность «примерить» на себя разные роли и типы поведения, — очень важен для развития. Благодаря такой игровой деятельности развиваются мышление, внимание, память, речь, навыки коммуникации. Примеряя на себя различные образы, как «плохие», так и «хорошие», дети осознают себя, свои границы, своё «Я», учатся социальным нормам и правилам, могут быть спонтанными и креативными . Отличительной особенностью психики ребёнка является тонкая грань между фантазией и реальностью. Именно с незрелостью детской психики, в целом, и с созреванием эмоциональной сферы (а позже и сферы мышления) связано появление в определённом возрасте (около 5 лет) у детей разнообразных страхов — темноты, диких зверей, сказочных существ (Бабы-Яги, привидения), а также возникновение не только здоровых, но и патологических форм фантазий ,. Наблюдение за детьми на приёме у психиатра, во время семейных консультаций, на групповых занятиях позволило нам дифференцировать проявления здоровых и патологических фантазий (игр). Сравнительная характеристика образных фантазий и сюжетных игр; Здоровые фантазии и сюжетные игры; Патологические фантазии и игры Фантазии и игра носят произвольный характер, т.е. возникают по желанию ребёнка. Патологические фантазии могут возникать непроизвольно, т.е. независимо от воли ребёнка, иногда «наплывами». Здоровые игры в той или иной мере связаны с реальностью. Патологические фантазии и игры могут быть «оторваны» от реальности. Фантазии или игры имеют понятные для окружающих сюжеты и образы. Фантазии причудливы (иногда вычурны) по содержанию. Окружающие, в том числе близкие родственники и воспитатели, не всегда понимают содержание игры или фантазии. Здоровые игры и фантазии характеризуются быстрой сменой сюжета, «подвижностью» игры — сегодня будет один вариант, завтра — другой (или с одним человеком — играем в одно, а с другим — в другое). В патологическом варианте присутствует стереотипность фантазий, образов, действий. Сюжет игры постоянно повторяется. Сохраняется необычайная стойкость выбора героя. Фантазии отличаются гибкостью в выборе предметов для игры. Однотипные, монотонные и однообразные игры с игровыми и неигровыми объектами, по сути являются стереотипными действиями, манипуляциями (сортировка предметов, выкладывание рядами, закрывание-открывание крышек, выдёргивание ниток из одежды). Продолжение таблицы. Фантазии могут подходить как для индивидуальной, так и для совместной игры. К обычной игре, в которую ребёнок играл один, возможно присоединение других детей или взрослых с продолжением, изменением и развитием сюжета и правил. Подходят как для индивидуальной, так и для совместной игры. Однако если игра изначально не подразумевала включение в неё кого-то постороннего, ребёнок может крайне резко и негативно реагировать на попытку его прервать или помешать. Аналогично, он может крайне болезненно или агрессивно воспринимать отказ окружающих участвовать в его игре. Есть готовность договариваться о сюжете игры. На игру (сюжет) повлиять очень сложно или невозможно. В игре ребёнок договаривается о ролях (своих и чужих), готов меняться ролями. Роли участников жёстко распределены и устойчивы. Ребёнок может отказаться от своей игры в пользу более привлекательной игры, предложенной «извне». Ребёнок не отказывается от своей игры, настаивает на её продолжении или игнорирует предложения «извне». Движения и действия обычно соответствуют сюжету фантазии (игры). Действия ребёнка могут быть однотипными, в моторике проявляются стереотипные движения (например, потряхивание кистями), наблюдаются однообразные манипуляции с предметами в течение длительного времени. Движения и действия не всегда соответствуют сюжету. Игры и фантазии могут иметь различную эмоциональную окраску, как по интенсивности (слабые, сильные переживания), так и по знаку (положительные или отрицательные чувства). Могут сопровождаться очень яркими образными страхами, возбуждением, эмоциональной «заряженностью». Возможно развитие фантазий, в которых кому-либо причиняется физический вред или боль (т.е. они могут иметь агрессивно-садистический характер). Продолжение таблицы 1.В норме не сопровождаются визуализацией образов. Нередко сопровождаются визуализацией образов, т.е. дети «видят» героев своих фантазий или себя (при аутоскопических визуализациях). Ребёнок знает где, когда и как отделяется игра от «не игры», готов переключаться на другую деятельность. Наблюдается «непрерывность» действий, ребёнок не считает свои действия игрой и верит в «реальность» фантазий. Фантазии будут проявляться в игровых ситуациях. Но если игра окончена — ребёнок будет готов разговаривать на другие темы, выполнять просьбы, заниматься самостоятельно или с кем-то ещё другими делами. Фантазии могут проявляться, когда игре нет места, могут приводить к дезадаптации. Дети не различают ситуации, когда поведение уместно (например, на детской площадке) или неуместно (школьный урок). Дети с удовольствием или по обязанности занимаются другими видами деятельности. Патологическое фантазирование может «вытеснять» другие виды активности. Ребёнок так погружён в игру (фантазии) и так охвачен, что может забывать, что сидит на уроке, замёрз, проголодался и хочет спать. Патологические фантазии часто сопровождаются особенностями в поведении или эмоциональной сфере ребёнка, которые будут различаться в зависимости от возраста и типа нарушения. Приведённый ниже перечень частично был описан в литературе ,, но дополнен и детализирован в результате наших наблюдений:

  • стереотипные движения, например, ребёнок может бегать по кругу, ходить на цыпочках, кружиться на месте, перемещаться от препятствия к препятствию, взмахивать руками (как крыльями), складывать кисти рук на груди и ими потряхивать;
  • тревожность и настороженность, как в отношении людей, так и в отношении любых перемен в жизни, новых мест;
  • избирательность в еде, отказ пробовать новые виды пищи;
  • нежелание вступать в контакт с людьми, особенно с ровесниками, или, наоборот, «безграничное» общение с чужими людьми, без учёта дистанции;
  • избегание глазного контакта (т.е. во время общения ребёнок будет смотреть не на собеседника, а в сторону);
  • избегание прикосновений к себе, своей коже или, напротив, острая потребность в прикосновениях к людям, в том числе, к чужим;
  • отказ от речи с посторонними (при том, что в домашней обстановке речь нормальная, соответствующая возрасту);
  • использование в речи неологизмов, повторов за собеседником слов или завершающих слово слогов;
  • отказ отзываться на своё имя (в течение длительного времени), негативные реакции ребёнка при попытках взрослого настаивать;
  • отказ выполнять какие-либо просьбы или действия (негативизм), а иногда полное игнорирование окружающих людей;
  • «прохладное» или безразличное отношение к родным, в сочетании с высоким уровнем индивидуальной чувствительности, обидчивости (в ситуациях, когда речь идёт о себе);
  • склонность к импульсивным, непредсказуемым действиям или поступкам;
  • быстрая утомляемость, неспособность длительное время заниматься одним видом деятельности, истощаемость, трудности концентрации внимания (например, если необходимо выполнять задание, которое дал учитель), сочетающиеся, как было отмечено ранее, с длительным погружением в доминирующую фантазию (игру), которая не вызывает усталости;
  • глубокий (сверхценный) интерес к определённым темам (например, к транспорту, компьютерам, динозаврам или цветам) с полным безразличием к остальным темам;
  • страхи, отличающиеся от обычных детских страхов яркой эмоциональной реакцией, своеобразием и необычностью фабулы, стойкостью и отсутствием реакции на коррекцию (страх поездки на метро, цветов на обоях, грязной еды, шума воды, ворсинок ковра и т.п.).

Патологические фантазии могут быть признаками
(симптомами) различных
по этиопатогенезу (по своей природе) заболеваний:

  • Как упоминалось ранее в некоторых случаях речь идёт о различных вариантах нарушенийаутистического спектра
    .
  • Возможны случаи, когда состояние ребёнка свидетельствует о перенесённой
    (или переносимой в данный момент
    ) сложной или травмирующей жизненной ситуации
    . Фантазии и игра играют защитно-компенсаторную роль, помогая ребёнку справиться со стрессом и напряжением.
  • В практике бывают ситуации, в которых компенсаторные психологические механизмы возникают у ребёнка с расстройствами аутистического спектра, т.е. наблюдается сочетание первого и второго типов.

Однако, в большинстве случаев для родителей, педагогов и воспитателей не является принципиальным, за счёт чего образовались эти особенности у ребёнка. Гораздо важней будет ответ на вопрос: что с этим можно и необходимо делать?
Определить, является ли происходящее с ребёнком нарушением или находится в рамках нормального развития, может ТОЛЬКО специалист с высшим медицинским или психологическим образованием. Следовательно, если воспитатели или педагоги находят в поведении ребёнка ряд перечисленных выше симптомы — во всех случаях это повод рекомендовать родителям (или законным представителям) консультацию
как минимум двух специалистов
: детского психиатра
и семейного психолога
. Оптимальный вариант — чтобы это были коллеги, которые могут совместно консультировать семью, согласуя свои рекомендации. В результате сотрудничества этих специалистов может быть предложена схема дальнейших действий. Посещения только одного из этих специалистов может быть недостаточно! Почему психиатр, а не невролог (невропатолог)?
Именно детский психиатр сможет определить наличие/отсутствие серьёзных расстройств психической сферы ребёнка, и при необходимости
назначить медикаментозную терапию. В том случае, если у ребёнка будет выявлено заболевание аутистического спектра, врач сможет наблюдать динамику состояния и рекомендовать возможные пути лечения и реабилитации на разных этапах течения болезни. Почему не детский, а семейный психолог?
Поведение ребёнка с большой долей вероятности может быть связано с особенностями взаимодействия в семье, или с теми событиями, которые происходят в семье. Кроме того, всей семье необходимо научиться согласовывать свои реакции на поведение ребёнка, освоить новые способы контакта с ребёнком, искать иные возможности для развития и обучения. В том случае, если патологическое фантазирование у ребёнка является следствием переживания им психотравмирующей ситуации, работа с семейным психологом (психотерапевтом) будет иметь особое значение. Индивидуальные занятия только с детским психологом в данном случае вероятнее всего будут малоэффективными
. Кроме того, необходимо посоветовать родителям, выработать вместе со специалистами и другими значимыми взрослыми (родственниками, учителями, няней) общую линию поведения, стратегию построения отношений с ребёнком. Таким детям очень важны ясные и чёткие правила, стабильность и предсказуемость реакций взрослых.

Часть 3. Практические идеи для взаимодействия с детьми, имеющими склонность к патологическому фантазированию

Итак, врач-психиатр поможет родителям понять, что послужило причинами возникновения у ребёнка патологического фантазирования (или схожей симптоматики), определит природу заболевания и обозначит пути помощи ребёнку и семье в целом. Клинический и семейный психологи «подхватят» эту часть коррекционной работы. Но есть отдельные воспитательные задачи, которые в любом случае могут решать близкие ребёнку люди (родственники), а также те, кто непосредственно занимается его обучением и развитием (воспитатели и педагоги). Эти задачи никаким образом не могут заменить консультацию у врача, они являются «сопутствующими», «сопровождающими», имеющими прикладное и практическое значение. Ниже приводятся рекомендации, которые могут быть использованы взрослыми при выборе возможных способов реагирования на разнообразные варианты «особого» поведения ребёнка с патологическим фантазированием и на схожие особенности у здоровых детей. Эти рекомендации не являются достаточными для решения проблемы и устранения симптоматического поведения, если это поведение связано с серьёзными психическими нарушениями. Рекомендации носят обобщённый характер, каждый случай требует индивидуального рассмотрения. Однако, многие «ходы» применимы в каждодневной работе педагогов, а также во взаимодействии родителей с детьми, помогая как ребёнку, так и его окружающим иметь некую «опору под ногами» и лучше понимать происходящее. Имя и игровое перевоплощение.
Имя
это то, что является одним из основных способов идентифицировать себя, своё «Я» и даётся родителями вместе с рождением. У разных народов существовали и существуют особые ритуалы наречения имени. При патологическом фантазировании ребёнок, теряя грань между реальностью и миром фантазии, «становясь» героем сказки или мультфильма, в каком-то смысле теряет себя, свои границы, своё «Я», отказывается от принадлежности своему роду и родителям. Учитывая, что грань между вымыслом и реальностью у ребёнка в силу возрастных особенностей стёрта, варианты, когда окружающие безоговорочно поддерживают предложенную игру с переименованием, могут только усиливать проблему. Согласившись, что на занятия ходит не Миша, а Геракл, взрослые поддерживают ребёнка в этом стирании границы между тем, что есть на самом деле и тем, как он хотел бы, чтобы было. Также, не полезным действием со стороны взрослого была бы готовность (согласие) отказаться от своего собственного имени и собственной свободы действий. Согласие «быть не собой» возможно только в том случае, если получается обозначить рамки игры
, у которой есть начало
, конец
и чёткие правила
. Такая игра допустима только в ограниченное время (не с утра до ночи) и не может быть дискомфортна для кого-либо из участников (иначе это уже не игра, а насилие). Игре необходимо быть уместной с точки зрения окружающей реальности. Если поиграть в «папу-слона и слонёнка» хорошо в домашних условиях, то представляться именами этих животных на группе подготовки к школе не следует (т.к. ситуация не является игровой и у неё есть иные цели и задачи). При этом по нашим данным и данным литературы важно учитывать, что тактика прямого и категоричного спора с ребёнком о том, как его называть, может быть неэффективной, т.к. во многих случаях ответом ребёнка будет агрессия и другие негативные реакции. Задача взрослого
помочь отделить игру от «не игры»
, воображаемое от действительного, уместное от неуместного — и при этом продемонстрировать интерес и уважение к тому, что для ребёнка важно. Как это может выглядеть на практике?

  • Если ребёнок выбрал себе любимого персонажа, всегда полезно узнать, почему ребёнок выбрал для себя этого героя. Возможные вопросы могут звучать так: Расскажи, пожалуйста, чем тебе нравится этот герой? Что он любит делать? Чем вы похожи, а чем отличаетесь? Почему ты хочешь, чтобы тебя звали его именем? А почему не хочешь, чтобы тебя называли именем, которое дали папа и мама
    ?
  • Обозначение границ со стороны взрослых: «Хорошо, Миша, давай сейчас мы поиграем в то, что ты — Геракл. Мы будем играть 10 минут (можно завести таймер или будильник), а потом ты обратно станешь Мишей. Если захочешь, мы потом ещё в эту игру поиграем»
    . Ровно через 10 минут игра останавливается, и если есть желание — через оговорённое время возобновляется.
  • В учебных и развивающих целях, а также для установления контакта в некоторых случаях возможно и уместно «встраивание» в игру и фантазию (как продолжение или вариант предыдущего пункта, с чёткими временными границами). Проиллюстрируем историей мальчика, который хотел быть Карлсоном: «Сейчас у нас будет игра в Карлсона, который живёт на крыше. Сегодня наш Карлсон будет не только летать, и жужжать, но ещё он будет прыгать на одной ножке! (Все бегают по кругу и прыгают). Спасибо. А теперь Карлсон не просто полетит, а будет выслеживать воров на крыше! Для этого, когда он услышит мой хлопок в ладоши, ему надо будет замереть на месте и не двигаться — иначе он спугнёт воров, а когда я дважды хлопну в ладоши — можно будет лететь дальше… Спасибо. А теперь мы будем играть с другую историю — как Карлсон ворует плюшки у Фрекен Бок. Плюшками будут фигурки в мешочке (у каждого свой). Карлсону надо посмотреть на карточку и найти на ощупь в своём мешочке именно такую плюшку-фигурку… Спасибо. В следующий раз мы ещё поиграем в Карлсона — будем его лечить, когда он заболел, а сейчас пришло время для другой игры».

«Ребёнок постоянно фантазирует
«/»
уходит из реальности в свой воображаемый мир»
(но ничего не любит делать руками; не умеет сотрудничать; не любит игры со сверстниками). В таких случаях следует помогать ребёнку «заземлять» его образный внутренний мир, делать его более конкретным и материальным. Здесь будет работать принцип «ты не расскажи, а покажи мне, как это устроено». Далее при помощи различных материалов и форм ребёнок может показать то, что он придумал или изобрёл. Для этого будут полезны конструкторы, пластилин, карандаши, солёное тесто для лепки, пальчиковые краски. Хорошо, если вокруг этого творчества получается совместная деятельность, в которой можно сотрудничать, помогать друг другу, учиться взаимодействовать. Если мама (или любой другой человек) лепит рядом с ребёнком что-то своё, а потом просит помочь слепить (доделать) важную деталь — то это уже будет совершенно реальное
взаимодействие и общение, в настоящем реальном,
а не выдуманном
мире. В ответ можно предложить ребёнку помощь, привнести новые детали в его проект. Так формируется возможность построить диалог
и расширить
тот узкий коридор, который задан жёсткими рамками патологического стереотипного образа. Параллельно решаются другие задачи развития, например, улучшается мелкая моторика. Отдельно важно заметить, что на таких детей (склонных «уходить в свой мир») негативно влияет просмотр телевизионных передач, а также любые виды компьютерных игр (включая доступные на мобильных телефонах и игровых приставках). Любая виртуальная «реальность» будет усиливать дезадаптацию,
поэтому использование любых
электронных средств должно быть ограничено. У ребёнка усиленный интерес к одной теме
. Если ребёнок увлечён чем-то одним, то часто его уровень знаний оказывается неравномерным, а общее развитие — дисгармоничным. Задача родителей и педагогов — развитие тех зон и сфер, которые развиты хуже,
т.к. не попадают в поле, которое само по себе интересует ребёнка. При этом важно иметь искреннее уважение и принятие интересов ребёнка (к номерам и цифрам, к компьютерному программированию, к ботанике или астрономии
). Если ребёнок необщительный
— ему будет важна помощь в том, чтобы устанавливать разные контакты и поддерживать отношения со сверстниками. Если ребёнок предпочитает малоподвижную деятельность — ему будет необходимо найти подходящий вид спорта. У ребёнка наблюдаются особенности эмоциональной сферы
. Отличительной особенностью детей, имеющих склонность к патологическому фантазированию, является своеобразие и/или недостаточное развитие эмоциональной сферы. В целом, эти дети более тревожны и впечатлительны, чем другие. Они могут болезненнее относиться к событиям и происшествиям, сложней адаптироваться к переменам. Им может быть свойственна холодность и отчуждённость по отношению к людям, игнорирование интересов и чувств окружающих . Полезными действиями взрослых будут:

  • Словесное
    «отражение» эмоциональных и поведенческих реакций
    : «Ты сейчас плачешь, тебе, наверное, очень грустно… Ты сейчас кричишь… Ты, наверное, очень сердишься, если так бросил игрушку… Мне больно, когда ты меня толкаешь»
    . При помощи такого озвучивания действий и эмоций ребёнка, можно постепенно помочь ему самому лучше различать те процессы, которые в нем происходят. Аналогично озвучиванию, можно просить назвать то, что он чувствует: Я боюсь/я рад/я устал/мне не приятно/я голоден
    .
  • Очень важно побуждать ребёнка к тому, чтобы он обращал внимание на состояние и настроение окружающих
    , их реакции, выражение лица. Необходимо демонстрировать ребёнку различные способы сопереживания окружающим людям и возможные ответные действия, показывая на практике, как это можно сделать (пожалеть, утешить, посочувствовать, поддержать).
  • Очень аккуратно и обдуманно реагировать на страхи
    ребёнка. Безусловно, их необходимо учитывать, а не игнорировать. Однако, если взрослые будут всегда и во всем поддерживать ребёнка в его эмоциях (держать все окна запертыми, чтобы не влетел Надувной Голубой Ослик; всегда ходить вместе с ребёнком в туалет, потому что иначе ему одному страшно
    ) — страхи могут только усилиться. Если взрослый своими действиями показывает ребёнку, что его страх и для него (взрослого) — страшный
    , он тем самым как бы подтверждает ребёнку его опасения, делая их более реальными. Найти «золотую середину» бывает трудно, однако это совершенно необходимо.
  • Для таких детей очень важна стабильность и предсказуемость в жизни (что само по себе снижает уровень тревоги и страхов). Это подразумевает наличие ясных, простых, доступных для ребёнка, конкретных
    и чётких правил
    , по которым живёт ребёнок (включая распорядок дня). Правила и требования должны поддерживаться всеми взрослыми без исключений. Ребёнок неизбежно будет проверять эти границы на подвижность или устойчивость, иногда провоцируя родителей и формируя у них чувство беспомощности. Важно помнить, что для ребёнка с патологическим фантазированием — гораздо больше, чем для других, «обычных» детей — важна однозначность
    : это — можно, а это — нельзя.
  • Для детей данной группы важен и полезен тактильный и глазной контакт в
    разных формах. Иногда прикосновение — один из способов привлечь и удержать внимание на том, что значимо. Физическое соприкосновение может быть способом провести границу между дозволенным и запретным (например, физически взяв за руку, не пускать бежать через дорогу)
    . Тактильный контакт в виде объятий, поцелуев, массажа может быть способом снижения общего уровня тревоги и напряжения у ребёнка. Кроме того, следует настойчиво просить ребёнка смотреть на того, кто с ним разговаривает.

В заключение, хотелось бы обратить внимание, что выбор варианта взаимодействия взрослого с ребёнком находится под влиянием некоторых базовых идей. Во-первых, — принятие реальности. Это значит, что необходимо согласиться с тем фактом, что перед вами — ребёнок, отличающийся от многих своих сверстников и имеющий особенности. Важно знать эти особенности, признать их наличие, согласиться с фактом их выявления. Т.е. специалистам (педагогам, воспитателям) необходимо избежать соблазна «списать» наличие особенностей на то, что у всех разные характеры, или успокоить родителей словами, что «само пройдёт»/ «перерастёт». Для родителей и других близких людей сложно принять факт, что их ребёнок — не такой как все, а отличия могут помешать, ему быть успешным, сделают невозможным реализацию родительских ожиданий и надежд. Однако необходимо учитывать, что детская психика — гибкая и имеет много компенсаторных возможностей. Именно поэтому, своевременно оказанная согласованная помощь родителей, педагогов, психологов и врачей может помочь выйти из ситуации с «наименьшими потерями». Во-вторых, любые действия (как и отсутствие действий) имеют последствия и оказывают влияние на других людей. Важнейший медицинский принцип «не навреди» будет здесь очень уместен. Реакция окружающих (как членов семьи, так и любых других людей) на особенности поведения ребёнка оказывает, в свою очередь, на него разного рода «ответное воздействие». Это воздействие может, как помогать преодолевать страхи, тревожность или сглаживать различные особенности, так и усиливать эти проявления. Иногда для того, чтобы выработать оптимальный путь построения отношений с особым ребёнком, бывает, нужна помощь и поддержка извне. Для родителей — это разговор с понимающим и поддерживающим педагогом (психологом, врачом), а для специалистов (в том числе, педагогов) такой помощью и поддержкой в работе с «трудным» ребёнком может быть помощь более опытного коллеги — супервизора.

Литература и другие информационные источники

  1. Autism and Asperger syndrome: some facts and statistics; The National Autistic Society; 2012.
  2. Autism Statistics: Local authority statistics; Autistic Society; 2012.
  3. Data & Statistics; Centers for Disease Control and Prevention; 2012.
  4. Питерс Т. «Аутизм: от теоретического понимания к педагогическому воздействию» СПб.: Институт специальной педагогики и психологии, 1999, — 192 с.
  5. Обухова Л.Ф. «Детская (возрастная) психология. М.1996-374 с.
  6. Иовчук Н.М., Северный А.А., Морозова Н.Б. «Детская социальная психиатрия для непсихиатров». Изд-во «Питер», Москва. 2006.
  7. Ковалев В.В. «Психиатрия детского возраста. Руководство для врачей. Изд-е 2-е». Москва. 1995.
  8. Исаев Д.Н. «Детская медицинская психология». М., 2005.
  9. Лютова Е.К., Монина Г.Б. «Шпаргалка для взрослых: Психокоррекционная работа с гиперактивными, агрессивными, тревожными и аутичными детьми. СПБ, «Речь» 2007.

Патологическая фантазия у детей. Дети очень любят сочинять. Особенно это заметно в возрасте трех-шести лет. Это абсолютно необходимый этап психического развития ребенка. Почему дети врут, или точнее — фантазирую без меры?

Некоторые образцы детского творчества совершенно поразительны. Вспомните примеры Носова, Маршака. Фантазии детей проявляются в их играх и рисунках. Но по мере развития абстрактного мышления воображение ребенка утрачивает свой «необузданный» характер.
Здоровый ребенок никогда не «застревает» только на одной идее, игре или занятии, его фантазии подвижны и изменчивы.

Новые статьи на канале Viber — ПОДПИСАТЬСЯ

Другое дело — патологическое фантазирование ребенка. Главное отличие — отрыв от реальности, постоянство, причудливость содержания, приводящие к нарушению поведения и искажению нормального приспособления к жизни. Фантазии детей в этом случае — плод болезненно измененного творческого воображения.

Конечно, степень сложности, красочности, логической завершенности фантазий зависит от умственного развития ребенка, запаса его представлений. В этом отношении здесь те же закономерности, что и у взрослых: один сочиняет как Андерсен или Дюма, а другой не может осилить даже короткое письмо.

Например, мальчик Женя, который учится в четвертом классе, материал усваивает с трудом, оценки у него плохие. Учительница усматривает причину в том, что Женя все время «витает в облаках». Мальчик весел, говорлив, благодушен, беспечен. Охотно рассказывает, что любит мечтать: представляет себя за рулем автомобиля, проносящегося по улицам шикарного города, сопровождаемого восхищенными взглядами сверстников. Дома не расстается с рулем, бегает по комнатам, сигналит, маневрирует среди мебели. Представляет, как он нажимает разные кнопочки, опускает стекло. Однажды «увидел», как на руль села летающая тарелка. Из нее вышли инопланетяне в блестящих одеждах, держа в руках радиопередатчики. Женя не может объяснить, как космический корабль сумел приземлиться на обычный руль, но такая несуразица его ничуть не смущает. Он увлеченно говорит о том, как «заработает много баксов, увидит мир, поймает свою судьбу». Если его пытаются отвлечь, заставить делать уроки — раздражается. Женя согласен, что и автомобиль, и инопланетяне — это его выдумка, но с другими детьми может говорить только на темы собственных фантазий, другие занятия ему неинтересны.

При обследовании в клинике установлено, что у Жени невысокий уровень умственного развития, весьма ограниченный запас представлений, слабая память. Он опасается бандитов и убийц, поэтому не остается один в комнате. До шести лет страдал ночным недержанием мочи, в возрасте трех лет — (моргание, подергивание шеей, облизывание губ). Женины вымыслы не отличаются особой масштабностью и красочностью из-за его интеллектуальной неразвитости. Зато все признаки патологического фантазирования налицо.

Принято выделять несколько видов патологического фантазирования
.

У детей дошкольного возраста встречается болезненное фантазирование, которое проявляется полным игровым перевоплощением. Ребенок на довольно долгое время перевоплощается в образ какого-нибудь животного, персонаж сказки, неодушевленный предмет. Представляя себя, например, собакой, ребенок ползает на четвереньках, рычит, лает, набрасывается на людей.

Представляя себя грузовым автомобилем, имитирует заправку бензином, погрузку и выгрузку груза, дорожные коллизии. Ребенок так поглощен своим занятием, что плохо воспринимает окружающую обстановку, его трудно отвлечь, занять какими-то «земными» делами. Попытки вернуть ребенка к реальности могут даже вызывать явное недовольство и агрессию.

У детей постарше (младших школьников) фантазии меньше связаны с игрой, они в большей степени определяются услышанными историями, увиденными фильмами, прочитанными книгами. Мальчики охотнее предаются мечтам о военных действиях, чувствуют себя участниками сражения. Девочки чаще представляют себя принцессами, королевами, объектами всеобщего восхищения и поклонения. Действие в их фантазиях обычно происходит на балах во дворцах.

Иногда в придуманных образах находят отражение мечты, желания, нереализованные стремления ребенка. Так, физически слабый мальчик может представлять себя могущественным и свирепым львом, которого все боятся. Ребенок, которого дома часто называют, может воображать себя командиром, королем, главнокомандующим, вершащим суд над подчиненными или подданными, подвергающим их пыткам и казням. Соответствующие действия он может совершать со своими игрушками, полностью погружаясь в воображаемую ситуацию и утрачивая контакт с родителями и сверстниками.

Фантазии подростков изобилуют различными пикантными подробностями и отличаются детективной направленностью. Ребята могут придумывать истории о своем мнимом участии в ограблениях, шпионаже, принадлежности к каким-либо организациям. Если ребенок врет, могут при этом демонстрироваться «документы» — записки, карты, доказывающие истинность подобных вымыслов. Сюжет заимствуется из общеизвестных телесериалов, кинофильмов.

Девочки-подростки иногда могут рассказывать об изнасиловании, называя имя «виновника», который не подозревает об этом, о мнимой беременности. Возникают сложные коллизии с участием учителей, соседей, полиции, в которых «виновникам» бывает нелегко оправдаться и уличить авторов фантазий в мистификации. Нередко подростки настолько входят во вкус, что сами начинают верить в достоверность своих вымыслов. В таких ситуациях возникает вопрос о том, как отучить ребенка врать и фантазировать сверх меры.

Некоторым подросткам в переходном возрасте присущи истероидные черты характера. Типичная особенность таких личностей — склонность к лживости, вымыслам, позволяющим любой ценой «сорвать аплодисменты», привлечь к себе внимание. Если ребенок врет, чтобы привлечь внимание, речь идет именно о патологическом фантазировании.

Некоторые виды детских фантазий врачи называют бредоподобными. Правда, однозначного толкования этого термина нет. Некоторые психиатры относят сюда фантастические идеи с убежденностью в наличии преследователей, врагов. Другие утверждают, что подобное фантазирование может иметь и приятное содержание. Есть мнение, что материалом бредоподобных фантазий служат яркие сновидения, которые впоследствии переносятся в бодрствующее состояние. При бредовом фантазировании ребенок все же способен разграничить вымысел и реальность. В отличие от бреда, ребенок всегда осознает, что он фантазирует «по желанию».

Как и любой другой симптом, патологическое фантазирование может встречаться в разных случаях, при многих состояниях. Довольно часто оно оказывается принадлежностью такого серьезного заболевания, как шизофрения. При этом фантазии изначально отличаются особой причудливостью, оторванностью от реальности. Их содержание может быть агрессивным, с необычно представляемыми сексуальными переживаниями.

Ребенок в таких случаях может вообще ничего не рассказывать о своих вымыслах ни взрослым, ни другим детям. Родители иногда узнают о них, лишь посетив с ребенком психиатра. При шизофрении фантазии ребенка довольно быстро утрачивают произвольность и начинают «сами лезть в голову», от них становится трудно избавиться, мысли приобретают «звучность». А это уже достаточно грозные симптомы психического заболевания.

Склонностью к фантазированию отличаются некоторые дети с замкнутым характером. Свои трудности в общении они компенсируют богатыми и яркими фантазиями. Обычно в таких случаях дети представляют себя в обществе доброжелательных, умных детей или симпатичных ручных зверей. С ними происходят приключения в лесу, в городе, в цирке с участием множества персонажей. Вся эта феерическая картинка полностью овладевает ребенком. Он может часами с отрешенным видом созерцать ее в ущерб обычным детским занятиям.